От заводов до ферм. Станет ли бизнес из реального сектора экономики привлекать инвестиции через ICO?

Ажиотаж около криптовалютной темы и ICO-финансирования уже поутих. Меньше компаний и стартапов вносят в планы развития размещение своих токенов. Меньше организуется конференций и мероприятий на тему блокчейна и криптотехнологий. Меньше публикаций в СМИ со словами, начинающимися на «крипто».

Успех пионеров ICO-финансирования привлек в только формирующуюся индустрию кроме по-настоящему перспективных проектов множество авантюристов и проходимцев. На волне тренда в 2016-2017 годах ICO-инвесторы, не имея опыта и достойной квалификации, вкладывали во все подряд проекты. Даже самые неоднозначные и (мягко говоря) спорные стартапы без труда находили инвесторов.

Прошло время. Тренд и волна «хайпа» вокруг криптоиндустрии пошла на убыль. И выяснилось, что аккаунты с фотографиями из финансовых центров мира в «Facebook» и «Instagram» основателей «революционных проектов» недостаточное условие успеха молодого бизнеса. Оказалось, что термины ICO и «скам» очень часто идут в одном предложении.

Однако кроме ряда «разоблачений» и скандалов, которые были связаны с неожиданным исчезновением собравших миллионы долларов ICO-проектов, шумиха вокруг нового варианта венчурного краудфандиг-финансирования показала криптосообщесту интерес крупных инвесторов. Такие инвесторы готовы вкладывать в разные проекты, отрасли и рынки. Не обошли вниманием крупные инвесторы и проекты, в основе которых кроме идеи ничего не было. Но если на рынке кроме одиночек-энтузиастов с «лишней» сотней долларов есть и профессиональные инвесторы, то логичным развитием ICO-рынка должно стать появление и серьезных заемщиков. Возникает вопрос, сможет ли реальный бизнес подстроиться и научиться привлекать финансирование через ICO для собственного развития? Или же ICO-финансирование останется нерегулируемым раем для авантюристов и мошенников?

Мошенники и хакеры.

По информации портала CoinDesk за первые три месяца 2018 года ICO-проекты сумели привлечь около 4,5 миллиардов долларов. И это без учета ICO «Телеграма». А уже в апреле 2018 года привлечено около 500 миллионов долларов.

Причин замедления роста рынка ICO достаточно. На это повлияли и действия регуляторов, постепенно затягивающие гайки, и стартапы, которые постоянно откладывали запуск пробных версий продуктов, нарушая озвученные сроки.
Кроме того волна выявленных мошенничеств, отсутствие до сих пор внятного регулирования и прекращение пиара криптотехнологий в СМИ, а, значит, и притока новых людей в криптомир, заставляют инвесторов более трезво оценивать перспективы компаний и команд. Консультанты из Satis Group LLC провели исследование мировой ICO-индустрии. По их оценкам около 80 процентов проектов имеют явные признаки мошенничества и попыток обмана потенциальных инвесторов. И только 8-10 процентам стартапов удается получить доступ к листингу на торговых площадках.

Уже 2018 год ознаменовался несколькими крупными скандалами:

1. Проект LoopX прекратил существование, собрав более 4,5 миллионов долларов на создание инвестиционной платформы.
2. Старап Benebit, имея в портфолио ряд положительных отзывов, привлек 2,7 миллионов долларов и пропал, когда всплыла попытка обмана инвесторов поддельными фотографиями членов команды.

Серьезное давление на доверие к рынку ICO-финансирования оказывают хакерские атаки. Аналитики Ernst & Young указывают на то, что более 10 процентов денег, привлеченных через ICO, украдено хакерами.
Исследователи также отмечают высокую корреляцию между объемом ICO и капитализацией рынка криптовалют и биткоина. Волна ICO наблюдается в периоды роста курса биткоина. И наоборот – интерес к криптоинвестициям снижается по мере уменьшения капитализации биткоина.

Оценки перспектив курса криптовалют радикально отличаются. Некоторые аналитики уверяют, что после стагнации неизбежно начнется очередной период роста рынков. Другие же настроены более скептично, прогнозируя падение капитализации биткоина на 90 процентов в течение 12 месяцев.
И хотя невозможно отрицать корреляцию между капитализацией рынков криптовалют и объемом средств привлеченных через ICO, ее не стоит преувеличивать. Рынок ICO продолжит существовать в любом случае, просто инвесторы будут более придирчиво оценивать проекты.

Вход стал дороже. И сложнее.

В рентабельность и вообще окупаемость ICO-проектов верится все сложнее. Очень часто у таких стартапов после сбора денег нет взаимодействия с инвесторами. Собрав через ICO средства, у компании пропадает мотивация информировать и отчитываться перед инвесторами. Именно это становится причиной того, что блокчейн и ICO всего лишь прикрытие для привлечения легких и больших денег в бизнес-проект.

В период криптобума вплоть до начала 2018 года, чтобы начать сбор средств всего лишь нужно было: создать White Paper, сайт, вложиться в маркетинг и рекламу. И деньги в проект уже идут потоком. Мощность потока напрямую зависела от бюджета на маркетинг. Чем больше вложено в рекламу, трафик и пиар, тем больше будет продано токенов. Большинство инвесторов даже не смотрели на наличие продукта, не требовали образец, не говоря уже про продажи и наличие клиентов. Достаточно было продать потенциальному инвестору красивую идею о том, что у него есть уникальный шанс купить долю в новом «Facebook», который изменит мир и достигнет капитализации в сотни миллиардов долларов.

Но период легких денег закончился. С одной стороны сами инвесторы после череды скандалов более придирчиво подбирают объекты для инвестирования. С другой стороны на защиту инвесторов становятся регуляторы, задача которых сводится к упорядочиванию индустрии и приближение ее к фондовому рынку. По этому пути пошла, например, американская Комиссия по ценным бумагам и биржам. Все ICO-токены на законодательном уровне приравняли к ценным бумагам. Аналогичного взгляда придерживаются и власти Японии.

Избегая конфликтных ситуаций и нарушения законодательства, крупнейшие американские рекламные площадки, такие как таргет в Facebook и Instagram, контекст от Google, а также Twitter, LinkedIn и некоторые другие, ограничили возможность рекламы ICO.

Логичным итогом стал рост затрат на маркетинг ICO-проектов. Понятные и крупные источники трафика почти закрыты, остались только относительно небольшие и не совсем понятные. Теперь вместо создания кампании в рекламном кабинете «Facebook» с ориентацией сразу на миллионы человек необходимо выискивать десятки порталов, форумов, сообществ с аудиторией в несколько десятков, максимум сотен, тысяч человек и договариваться напрямую. Маркетологи ICO-стартапов обратили внимание даже на инструменты «пиара». Но тут возникают трудности с оценкой эффективности «пиар»-компаний. Понять количество привлеченных средств после рекламы в таргетинге социальной сети всегда проще, чем сосчитать объем проданных токенов после интервью или публикации в СМИ.

Рынок ICO на распутье. Реальный бизнес идет в криптоинвестиции. Что будет дальше?

Итогом развития ICO-рынка стало достижение точки бифуркации: приток новых инвесторов и «хайп» почти сошли на нет, а примеров успешного симбиоза частных инвесторов и бизнеса пока недостаточно. Под влиянием внутренних и внешних причин рынок ICO подошел к порогу неизбежной трансформации. Вопрос только в том, станет рынок более структурированным и цивилизованным или сохранит свою стихийность и полную нерегулируемость.

ICO-индустрия косвенно затронула и реальный бизнес. Представители компаний увидели, что появился и уже работает принципиально новый вариант финансирования бизнеса. Теперь деньги можно привлекать гораздо быстрее, не тратя время на создание финансовых моделей, прописывание многостраничных бизнес-планов и даже не посещая банки или инвестфонды. Это создало настоящую революцию в мышлении предпринимателей. На ICO-рынок выходили крупные офлайн-бизнесы: от фермерских хозяйств до крупных производственных компаний, которые нуждались в финансировании для модернизации производства.

Но сборы подобных проектов практически всегда значительно уступали «революционным» сервисам и проектам новых социальных сетей. В чем причины разрыва?

1. Отчасти это вполне объяснимо самой природой ICO-финансирования. Оно представляет собой что-то промежуточное между классическим краудфандингом и венчурным капиталом. Криптовалютные инвесторы готовы принимать большие риски в надежде на то, что финансируемый проект покажет взрывной рост и за короткий срок станет лидером рынка. Ни о каком взрывном росте на сотни процентов ежегодно в случае с классическим, а тем более производственным, бизнесом не приходится. ROI большинства подобных бизнесов измеряется в лучшем случае несколькими десятками процентами, а сами проекты рассчитаны на несколько лет.

2. Другое объяснение невысоких сборов представителей реального сектора на ICO заключается в надуманной привязке к блокчейну. Складывалось впечатление, что предприятию просто нужны деньги на развитие, а криптовалюта и блокчейн лишь удобный способ быстро поднять инвестиции. Возможно, в этом нет ничего предосудительного, но сама токенизация компании выглядела слишком запутанной и непонятной.

И хотя ICO-инвесторы пока не готовы планировать на годы вперед, стало очевидно, что они готовы поверить в бизнес, если ключевые люди компании публичны, а сам бизнес внятно и доходчиво упакован. Даже неуспешные попытки ICO научили представителей реального бизнеса тому, что поиск инвестиций это активная и долгосрочная работа. Необходимо рассказывать о себе, работать над репутацией, изучать и убеждать аудиторию, продвигать бренд компании или ключевых людей.

Как скоро представители реального сектора экономики начнут действовать в этих рамках и какие инструменты предпочтут применять, рынок увидит уже в ближайший год. Но общий тренд, вероятно, пойдет от хаотичного запроса публики на низкокачественные проекты в сторону более цивилизованного и долгосрочного партнерства бизнеса и инвесторов. Иначе говоря, состояние ICO-рынка сменится с «Дайте нам больше ICO-проектов» на «Мы ищем инвесторов».

Нет комментариев